single-image

Вино, горы и майнинг-фермы: Грузия – как житница криптовалюты

В Грузии, одной из бывших республик Советского Союза, с ее живописными горными долинами и суровыми хребтами Южных кавказских гор, проживает примерно столько же человек, сколько в штате Коннектикут. Страна известна тем, что является родиной Иосифа Сталина, а также одним из старейших винодельческих регионов мира; знаменита она и своей богатой и эклектичной кухней. А совсем недавно Грузия получила известность как третья в мире страна по числу майнинговых операций.

Известно, что майнингом криптовалюты или инвестициями в майнинг занимается около 5% населения страны. Еще в 2016 правительство Грузии стало первой госструктурой в мире, создавшей функционирующую систему регистрации имущественных прав на основе блокчейна. В 2018 году в этой системе хранилось более 1,3 миллиона электронных документов. Теперь правительство подумывает о том, чтобы перенести на блокчейн все государственные реестры.

Ну чем не мечта крипто-маньяка? Однако маленькой стране пребывание на передовой финтеха дается нелегко. За нынешний криптовалютный бум в Грузии несет ответственность единственная компания, Bitfury, поставщик «софта и железа» для блокчейна. В Алазанскую долину гиганта майнинга привели дешевое электричество и пробелы в законодательстве. а выторговав налоговые послабления и благоприятные кредитные условия, он остался там навсегда. Критики подозревают, что чтобы получить эти привилегии, Bitfury, скорее всего, заключила тайную сделку с кое-кем из не последних людей в стране, и что сделка эта выгодна лишь узкому кругу акционеров, а для энергетической безопасности страны она представляет угрозу.

С распростертыми объятьями

Bitfury Group учредил в 2011 году латвийский предприниматель Валерий Вавилов. В биографической справке на сайте компании указано, что у него имеется «непосредственный опыт работы с вызовами, связанными с развалом Советского Союза». Не смотря на то, что компания зарегистрирована в Сан-Франциско, в ее руководстве полно уроженцев стран, ранее входивших в «Союз нерушимый». Руководителям Bitfury были явно известны и вызовы, и возможности, равно как и все тонкости ведения бизнеса в этом регионе.

Впервые Вавилов приехал в Грузию с серьезными намерениями в 2013 году; в июле 2014 первый дата-центр Bitfury с мощностью 20  мегаватт открылся в городе Гори на востоке страны. В декабре следующего года майнинговые возможности компании утроились, ведь Bitfury запустила майнер 16 nm ASIC  в тбилисском районе Глдани. Запуск майнера стал первой ласточкой для Свободной индустриальной зоны,  специально созданной для привлечения техкомпаний такими выгодными предложениями, как например, освобождение от уплаты 18% НДС. Bitfury приобрела 18 гектаров земли по символической цене 1 лари, что равно чуть ли не трети 1 доллара США. Новый дата-центр мог похвастаться своей собственной инновационной системой охлаждения: компьютеры размещались в резервуарах с непроводящей жидкостью.

С приходом Bitfury в 2014 году Совместный инвестиционный фонд Грузии, связанный с богатейшим человеком страны, бывшим премьер-министром Бидзиной Иванишвили, предоставил компании подъемное пособие в размере 10 миллионов долларов. Слухи о том, что миллиардер является одним из главных бенефициаров этого проекта, продолжают циркулировать и по сей день, хотя представители и Bitfury,  и Иванишвили неоднократно утверждали, что кредит был выплачен еще до открытия центра в Глдани. В любом случае, обе организации связаны друг с другом общими управляющими, ведь член правления Bitfury Георгий Киквадзе занимает высокий пост и в Совместном инвестиционном фонде.

Связи между правительством и монстром майнинга быстро укреплялись и в апреле 2016 года Валерий Вавилов и председатель Национального агентства публичного реестра обнародовали свои планы создать систему регистрации прав на землю на основе блокчейна. В следующем году Грузия вошла в историю как первая страна, применившая технологию распределенного реестра для хранения и проверки правительственных данных.

В феврале 2018 Bitfury  объявила о том, что продает дата-центр в Глдани Chong Sing Holdings, гонконгской финтех-компании, обосновывая свое решение тем, что «желает продолжать успешное продвижение на азиатском рынке аппаратных и программных решений». Однако буквально через пару месяцев дата-центр вернулся под контроль своего изначального собственника: на фоне падающих цен и ужесточения законодательного регулирования в Китае  Chong Sing решила спешно хеджироваться и сократить риски, связанные с криптовалютами. Bitfury смогли выкупить дата-центр по сниженной цене. Несмотря на то, что цены на рынке резко падают, компания по-прежнему показывает прибыль и в долгосрочной перспективе  настроена по отношению к Bitcoin весьма оптимистично.

В погоне за Bitcoin

Вне зависимости от того, добавила ли популярности майнингу Bitfury, или люди сами догадались о том, какие там могут открыться перспективы, простых жителей Грузии тоже охватило крипто-безумие. К гонке за криптовалютой подключились сотни тысяч ферм (как раз незадолго до того, как рынок резко пошел вниз), что привело к тому, что на долю майнинга в средней сумме счета за электричество по стране приходилось где-то 10-15%. В целом, правительство относилось к блокчейн благосклонно и не стремилось его урегулировать, однако к концу 2017 года финансовые органы страны озаботились размахом новой золотой лихорадки и решили напомнить гражданам, что Bitcoin пока еще не стал законным платежным средством, и если уж те решили поставить все, что у них есть, на цифровую монету, то пусть уж проявляют осторожность и финансовое благоразумие.

Одержимость населения Bitcoin была понятна: казалось, что открытость государства относительно крипты и повсеместно доступное, дешевое электричество вот-вот приведут нацию к процветанию. Предприимчивый народ бросился в отдаленные высокогорные районы, где субсидируемая государством электроэнергия было бесплатной. Возникла политическая партия, которая заявила, что будет добиваться создания национальной криптовалюты, которая позволит каждому гражданину извлечь выгоду из  неиспользованных ресурсов страны.

Однако, когда стоимость криптовалюты рухнула, перспективы обычных майнеров стали выглядеть менее радужно. Там, где Bitfury пожинает плоды приносимые экономией за счет масштаба, передовыми технологиями и налоговыми льготами,  сидящие по гаражам Bitcoin-фермеры едва ли смогут получить хоть какую-то прибыль, а ситуация будет ухудшаться. И по мере того, как суровая реальность развеивает прекрасные крипто-мечты, вновь встает вопрос: эффективна ли модель блокчейна, используемая правительством Грузии, в долгосрочной перспективе?

Децентрализация

Грузия – страна маленькая, и не особенно богатая, поэтому предлагать щедрые концессии крупному игроку в многообещающей индустрии – стратегия оправданная. И выбор, стоящий перед страной, выглядит не как «одна крупная фирма или динамично развивающийся и разнообразный финтех-сектор», а скорее как «одна крупная фирма или ты – аутсайдер мира блокчейн». Гоча Тутберидзе, профессор Европейского университета в Тбилиси, в интервью NPR назвал эту ситуацию «хай-тек тотализатором», но это лишь часть «вводных данных».

Со стратегической точки зрения, майнинг – это не самая выгодная сфера крипто-индустрии, которой стоит заниматься. Этот бизнес строится на извлечении ресурсов, и для него нет необходимости в долгосрочной инфраструктуре, отношениях или технологиях, которые принесут пользу стране, когда все закончится. Потребление электроэнергии также представляет собой серьезный вопрос: спрос и предложение электроэнергии подсчитываются в долгосрочной перспективе, в связи с колебаниями стоимости криптовалют весьма сложно спрогнозировать, как будут обстоять дела со спросом.

В конце декабря 2018 года Абхазия, спорное государство, которое ООН признает как территорию Грузии, но которое фактически независимо от Тбилиси, установило полный запрет на майнинг криптовалют. Данный шаг официальные лица прокомментировали как опасение перебоев с электричеством в случае наступления холодов.

Ханс Тиммер, главный экономист World Bank по европейскому и центрально-азиатскому регионам, сообщил в интервью грузинскому Forbes, что создание однородной конкурентной среды для всех финтех-игроков  потребует более четкого законодательного регулирования. Это необходимое условия перехода на следующую ступень на пути в лидеры блокчейна, чего и добивается Грузия. Политическое руководство страны и лидеры отрасли обязаны сделать так, чтобы Грузия из «рассадника» майнинга превратилась в динамично развивающийся центр финтех-инноваций,  где множество малых компаний будут конкурировать между собой в сфере разработки клиенто-ориентированных технологий и решений.

Оставить комментарий

Your email address will not be published.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Читайте также