single-image

Тайные сокровища Крейга Райта: суд требует «открыть ларчик»

С начала 2018 года Крейг Райт, австралийский программист и предприниматель, выступает ответчиком по иску, поданному от имени правопреемников Дейва Клеймана, покойного партнера Райта по бизнесу. Согласно иску, после смерти Клеймана в 2013 году, Райт, личность весьма противоречивая, якобы присвоил себе свыше миллиона биткойнов, намайненных Райтом и Клейманом, когда монета еще только появилась, а также не погнушался еще кое-какой связанной с криптой интеллектуальной собственностью. После недавнего постановления суда казалось, что решение по делу принято – однако множество важных вопросов до сих пор остается без ответа.

Пропавшие ключи и ответственные курьеры

В конце августа, после месяцев судебных разбирательств, мировой судья Брюс Э. Рейнхарт из южного федерального судебного округа Дакота принял решение в пользу правопреемников Клеймана в лице Айры Клеймана, брата Дейва. Вынося постановление, Рейнхарт упрекнул Райта, заявив, что «Поведение г-на Райта не показалось мне поведением человека, говорящего правду» и вынес ответчику предупреждение за «умышленные и злонамеренные действия, препятствующие отправлению правосудия, том числе за подачу некорректных или неполных письменных объяснений, предоставление недостоверного заявления и сфальсифицированного документа, имеющего отношение к фонду, лжесвидетельствование во время слушаний о допустимости доказательств».

Судья не купился на версию, представленную Райтом. Австралиец утверждал, что именно его тандем с Дейвом Клейманом, выступая под именем Сатоши Накамото, придумал Биткоин. Осознав, что цифровую валюту стали использовать для финансирования незаконной деятельности, Райт принял решение выйти из проекта. По словам Райта, они с Клейманом поместили около миллиона совместно намайненных биткойнов в так называемый Tulip Trust – хранилище, которое можно открыть только при помощи криптографических подписей обоих партнеров.

Несмотря на то, что после смерти Клеймана самопровозглашенный Сатоши Накамото утратил доступ к средствам, тем не менее, он заявил, что столь необходимые ключи от фонда ему доставит материально ответственный курьер. Полный недоверия судья парировал литературной аллюзией: «То есть, сказок мертвецы не рассказывают, а вот курьера прислать могут».

Райт со своими адвокатами подали ходатайство, оспаривающее решение суда, хотя для этого им пришлось подавать прошение о продлении срока для подачи ходатайства на две недели. В то же время Райт сообщил, что если Айра Клейтон получит половину Tulip Trust, то последнему придется продать большую часть своей доли, чтобы заплатить 40% налог на наследство, что неизбежно приведет к обвалу BTC-рынка.

Однако судя по тому, что крупных колебаний стоимости монеты после громких заявлений Райта не последовало, на рынки данная угроза впечатления не произвела. Райан Селкис, CEO компании Messari, занимающейся криптоисследованиями, сообщил Bloomberg, что передача биткойнов Айре Клейману не вызывает у него беспокойства, поскольку у Райта их просто нет, а Макс Кайзер, ведущий с телеканала RT, даже выдвинул предположение, что отсутствие у Райта средств, которые он должен выплатить по суду, резко поднимет стоимость BTC.

17 сентября обе стороны подали совместное ходатайство о продлении срока изучения  обстоятельств и рассмотрения дела на 30 дней для облегчения проведения «конструктивных переговоров с целью поиска решения», которыми они активно занимаются. В документе стороны утверждают, что в данный момент они согласовывают окончательные варианты «соответствующих условий», и что отсрочка, в том числе – проведения судебного заседания, поможет им прийти к конечному соглашению об урегулировании претензий.

Стратегические нарративы

Некоторые крипто- и финтех-издания поспешили сообщить, что суд обязал Райта выплатить Айре Клейману свыше 5 миллиардов Bitcoin, однако постановление, вынесенное судьей Рейнхартом, звучит не совсем так. Разумеется, в нем говорится, что все  биткойны, намайненные партнерством Клейман-Райт с 2009 по 2013 год, а также вся интеллектуальная собственность, связанная с биткойном и созданная этим же тандемом в указанный период, в равных долях принадлежат как наследникам Клеймана, так и Райту.

Однако судья так и не указал, какую сумму в BTC предстоит поделить, и к какой конкретно интеллектуальной собственности относится это постановление. Что не удивительно, поскольку суд не может установить эту информацию до сих пор.

Существуют две причины, по которым спор о 5 миллиардах долларов набрал в криптосфере такую популярность. Одной из них является изначальный иск, поданный в Федеральный окружной суд США, в котором упоминались «сотни тысяч биткойнов» и оспаривалось право собственности на указанные суммы. В 2018 году, когда был подан иск, стоимость половины Tulip Trust, принадлежавшей Клейману, превышала 5 миллиардов долларов. Сохраняется она и по сей день. Однако вбить эту цифру в коллективное сознание криптосообщества помогло интервью Райта порталу Modern Consensus.

Общаясь с чересчур благожелательно настроенным интервьюером, Райт сказал следующее: «Судья постановил, что я должен переслать Айре почти 500 000 BTC. Посмотрим, что будет с рынком. Я бы его обваливать не стал. Я человек добрый». Он несколько раз успел упомянуть цифру  в 5 миллиардов и даже сокрушался о том, что всеобщая осведомленность о неимоверном состоянии, принадлежащем его семье, испортит жизнь его детям.

Весьма маловероятно, что судебное разбирательство параллельно поможет установить истинную личность Сатоши Накамото. Судья откровенно заявил: «Во-первых, перед судом не стоит задачи установить, является ли ответчик доктор Крейг Райт Сатоши Накамото, изобретателем кибервалюты Bitcoin». Однако Райт, судя по всему, пользуется судебным разбирательством, чтобы лишний раз продвинуть версию «Я – Сатоши».

Существует широко распространенное мнение, что огромным пул Bitcoin, намайненный между 2009 и 2010 годами (и с тех пор неиспользованный), принадлежит отцу-основателю криптовалюты. Сумма в цифровой валюте, хранящаяся в Tulip Trust (1,1 миллион BTC), и время ее добычи, указанное Райтом, более-менее соответствуют полумифической истории о «неподъемной заначке». По мнению крипто-исследователя Серджио Лернера, около 980 000 первых биткойнов были добыты на одном и том же майнинговом устройстве и никаких транзакций с ними не совершалось.

Если суду удастся привязать личность Райта к изначальному «кладу» из миллиона цифровых монет, то это может служить подтверждением того, что именно Райт является изобретателем Bitcoin. Однако этот факт будет также означать, что самому Райту придется выплатить свыше 5 миллиардов долларов Айре Клейману, который, в свою очередь, будет вынужден вбросить на рынок существенную долю полученных монет, чтобы уплатить 40% налог на наследство.

Временное отсутствие доступа к так называемым «средствам Сатоши»  служит Райту оправданием того, почему он до сих пор не предъявил общественности убедительного доказательства обоснованности своих претензий, а так же почему он до сих пор не выполнил предписание суда. Положение Райта весьма шаткое, и вечно это продолжаться не может.

Что же будет?

Похоже, что дело было разрешено по существу: Райт обязан выплатить наследникам Дейва Клеймана половину совместно созданных средств. Даже несмотря на то, что сторона ответчика требовала подачи апелляции на последнее постановление, маловероятно, что найдется хоть один судья, который его отменит – для этого потребуются новые шокирующие свидетельства. «Я думаю, что дело закрыто. Когда целых два федеральных судьи говорят вам, что вы чертов лжец, у вас вряд ли есть шансы на победу», – так сообщил Financial Times блокчейн-юрист Стивен Пэлли, однако позже добавил, что возможно, разбирательство продлится еще полгода, а то и год.

Тем не менее, в ближайшие месяцы может произойти масса интригующих событий, имеющих к этому делу непосредственное отношение. Очень многое зависит от того, сколько биткойнов, принадлежащих Райту (если таковые вообще существуют), смогут обнаружить представители власти. На данный момент у суда не имеется достаточной информации о размере средств, принадлежащих ответчику, ведь последний так и не предоставил никаких BTC-адресов (за исключением парочки неподтвержденных, которые пришлось указать согласно защитному предписанию).

Поскольку далее последует гражданский процесс, то суд, скорее всего, направит новые запросы об истребовании документов, и даже если адвокатам Райта удастся выиграть время, подав апелляцию на данное решение, то средства Tulip Trust все равно станут доступны в начале 2020 года. Об этом говорит сам Райт.

Как только биткойны, намайненные Райтом и Клейманом, будут обнаружены, то австралийцу придется отдать половину этих средств наследникам своего покойного партнера. В случае отказа от выполнения судебного предписания Райту грозят суровые последствия. Об этом Cointelegraph говорит Лайла Табатабайе, старший консультант в блокчейн-PR компании Wachsman:

«Райта могут обвинить в неуважении к суду, и в результате суд приговорит его или к тюремному заключению, или к денежному штрафу в фиатной валюте. Последствия обвинения в неуважении к суду в гражданском праве гораздо хуже, чем в уголовном праве, потому что ответчик в гражданском производстве лишен конституционных прав, имеющихся у обвиняемого по уголовному делу. В том случае, если Райт воздержится от очередных вопиющих выходок, весьма вероятно, что санкции начнутся с увеличения денежных штрафов».

Иными словами, нежелание Райта предоставлять биткойн-адреса, на которых хранятся его с Клейманом средства, обойдется ему дорого.

Есть еще один важный аспект этого дела, вызывающий интерес к его дальнейшему развитию, благодаря которому оно может стать особой вехой в судебной практике, связанной с криптоиндустрией: как именно суд будет рассчитывать сумму денежных средств, подлежащих выплате истцу, и в каком виде будут осуществляться выплаты – в криптовалюте или фиате.

Для того чтобы понять, что произойдет далее, можно изучить сходные дела, связанные с криптоимуществом. Известно несколько случаев, когда Государственная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку издавала приказ о расторжении сделки в пользу криптоинвесторов, которым был причинен ущерб, в рамках расчетов по ценным бумагам. Однако, по словам Дрора Футтера, партнера в юридической фирме Rimon P.C., прицельно регулятор этот вопрос не рассматривал.

Так что, поскольку директив относительно того, как проводить подобные выплаты – в крипте или в фиате, а если в крипте, то по какому курсу – не существует, то в следующие месяцы мы ожидаем прояснения ситуации и уменьшения количества неизвестных в этом уравнении.

Автор – Кирилл Брянов

Оставить комментарий

Your email address will not be published.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Читайте также